Споры сибирской язвы фото


Что такое сибирская язва?

Сибирская язва — зоонозная особо опасная инфекционная болезнь бактериальной этиологии. Характеризуется преимущественным поражением наружных кожных покровов, но может проявляться и в виде генерализованной (кишечной или септической) формы.

Сибирская язва (карбункул злокачественный, антракс) — это острое инфекционное заболевание, вызываемое спорообразующей бактерией Bacillus anthracis (Бацилла антракса). Обычно это болезнь диких и домашних животных, в том числе крупного рогатого скота, овец и коз. Тем не менее, человеческая инфекция, хотя и редко, встречается.

Инфицирование людей обычно происходит в результате контакта с инфицированными животными или их продуктами.

Существует 3 типа сибирской язвы: кожная (через кожу), желудочно-кишечная и ингаляционная (легочная).

Историческая справка по Сибирской язве


Сибирская язва известна со времен Гиппократа и Галена как “антракеза” (от греческого “anthracis” – уголь, черный цвет струпа кожного язвенного карбункула) . На Востоке ее называли “персидский огонь”. Происхождение термина “сибирская язва” точно не известно. По одной из гипотез, его стали широко использовать после опустошительных эпизоотий в Сибири в XIX в.

В начале XX века, в 1901–1910 годах, эта тяжелая инфекция ежегодно поражала в России более 16 тысяч человек и 75 тысяч сельскохозяйственных животных. В настоящее время заболеваемость проявляется отдельными групповыми вспышками.

Ежегодно заболевания людей в России регистрируются в 11-13 административных регионах, групповые заболевания в 1993-95 гг. отмечены в Кабардино-Балкарской и Дагестанской республиках, Астраханской, Тамбовской, Воронежской областях. Среди заболевших людей были смертельные исходы. По-прежнему, большая часть пострадавших являлась сельскими жителями. Одной из главных причин заболевания сельскохозяйственных животных служит низкий уровень иммунизации животных в частных хозяйствах, бесконтрольный убой больных животных и свободная реализация продуктов животноводства без ветеринарного освидетельствования.

Причины и факторы риска

Споры сибирской язвы фото


Резервуар и источники возбудителя: травоядные животные — крупный и мелкий рогатый скот, лошади, верблюды. У свиней инфекция протекает в виде шейного лимфаденита.

Резервуаром возбудителя инфекции служит почва.

Больной человек эпидемиологической опасности не представляет.

Среди животных важное эпизоотологическое значение имеет алиментарный путь заражения — через корм, воду, загрязненные спорами сибирской язвы, меньшее значение имеют аэрозольный, трансмиссивный пути заражение, через молоко и молочные продукты. Переносчиками возбудителя могут быть слепни и мухи-жигалки, в ротовом аппарате которых возбудитель может сохраняться до 5 дней.

Наибольшую эпизоотолого-эпидемиологическую опасность представляет выпас животных на территориях вблизи не обустроенных сибиреязвенных скотомогильников, а также на пастбищах, где имели место падеж скота и несанкционированные захоронения трупов животных. Заболевают сибирской язвой в основном не привитые животные.

У больного животного перед смертью возбудитель выделяется с различными экскретами (с мочой, калом, кровянистыми выделениями), кровь из трупа насыщена сибиреязвенными палочками, что приводит к заражению получаемых от животных продуктов. В течение 7 суток заразен невскрытый труп павшего от сибирской язвы животного.

Полученное от больного животного сырье (шерсть, шкура, волосы) и изготовленные из него предметы представляют эпидемиологическую опасность в течение многих лет. В почве сибиреязвенные микробы не только могут сохраняться в течение десятилетий (до 100 лет), но и при температуре от 12-15°С до 42-43°С при 29-85% влажности способны прорастать и затем вновь образовывать споры, тем самым поддерживая существование почвенного очага.


Населенный пункт, в котором когда-либо возникли заболевания животного или людей сибирской язвой, считается традиционно неблагополучным.

Факторами передачи заболевания человеку служат:

  • инфицированные продукты животноводства;
  • животноводческое сырье, изготовленные из него предметы;
  • загрязненные возбудителем предметы обихода и ухода за скотом;
  • почва.

Территориальное распределение болезни носит повсеместный характер.

Пути передачи инфекции

Пути передачи возбудителя реализуется при контакте с больным животным, его трупом либо с загрязненной возбудителем почвой.

Заражение людей чаще происходит при уходе за больным животным, убое, разделке туши, кулинарной обработке мяса, манипуляции с сырьем животного происхождения, заготовке шкур, а также захоронении трупов павших животных, при контакте с инфицированной возбудителем почвой в ходе проведения земляных работ, при нарушении режима в лабораториях.

Естественная восприимчивость людей относительно невысокая при контактном пути заражения (заболевает около 20% лиц, имеющих риск заражения) и всеобщая при воздушно-пылевом пути передачи.


Инкубационный период от нескольких часов до 8 дней (в среднем 2-3 дня).

Возбудитель проникает в организм человека через микротравмы кожи или наружных слизистых оболочек.

По истечении 2-14 дней в месте внедрения развивается сибиреязвенный карбункул. Возбудитель заносится в регионарные лимфатические узлы, при прорыве последних возможна генерализация заболевания.

Для аспирационного пути заражения характерно поступление возбудителя в лимфатические узлы средостения, бронхов, трахеи с последующей генерализацией процесса, заканчивающегося летальным исходом.

Для энтерального заражения необходимы механические повреждения слизистой кишечника. При этом споры попадают в лимфатические узлы кишечника. В последующем происходит прорыв возбудителя в кровь и генерализация болезни. Первичное сибиреязвенное поражение кишечника не развивается.

Основные симптомы и признаки

Споры сибирской язвы фото

В обычных условиях у 95-97% больных заболевание протекает в виде локализованной (кожной) формы, которая характеризуется острым началом, появлением на коже красного пятна, которое превращается в пустулу и язву, покрытую темной коркой и окруженную зоной гиперемии, по периферии окруженную венчиком вторичных пустул.

Характерны безболезненный резкий отек и гиперемия мягких тканей вокруг язвы и регионарный лимфаденит. К концу первых суток появляется лихорадка до 39-40°С, которая сохраняется 5-7 дней; отторжение струпа заканчивается к 4-й неделе.

При генерализованной форме возможны:


  • легочные проявления в виде:
    • катаральных явлений;
    • болей в груди;
    • одышки;
    • цианоза;
    • кровянистой мокроты;
    • пневмонии;
  • кишечные проявления в виде:
  • болей в эпигастрии;
  • кровянистого поноса;
  • рвоты;
  • метеоризма.

При кожной форме летальность обычно не превышает 2-3%, при генерализованной — достигает 100%, причем больные обычно погибают через 2-3 дня при явлениях инфекционно-токсического шока (септический шок).

Схожие расстройства

Грипп является распространенным инфекционным вирусным заболеванием с симптомами, которые могут выглядеть как ингаляционная сибирская язва. Однако сибирская язва не вызывает насморк, что является типичным симптомом простуды и гриппа. Кроме того, пациенты с сибирской язвой имеют аномалии на рентгеновских снимках, в то время как у пациентов с гриппом и другими вирусами их нет.

Затронутые группы населения

Сибирская язва наиболее распространена в развивающихся странах. Его можно найти по всему миру, хотя регионы мира с наибольшей распространенностью заболевания — это Южная и Центральная Америка, Южная и Восточная Европа, Азия, Африка, Карибский бассейн и Ближний Восток.


Крупнейшая из зарегистрированных сельскохозяйственных вспышек произошла в Зимбабве, причем в период между 1979 и 1985 годами было зарегистрировано более 10 000 случаев.

В 1979 году в Свердловской области (ныне Екатеринбург) было зарегистрировано 79 случаев ингаляционной сибирской язвы. 64 из этих случаев в конечном итоге закончились смертельным исходом.

Вспышки заболевания регистрируются в России и по сегодняшний день

Диагностика

Кожная форма сибирской язвы может быть диагностирована по характерным признакам, таким как волдыри на коже и обнаружение присутствия бацилл сибирской язвы в области поражения. История воздействия скота или других возможных животных источников также важна.

Желудочно-кишечную сибирскую язву сложнее диагностировать.

В первой, легкой фазе ингаляционной сибирской язвы симптомы напоминают простуду или инфекцию верхних дыхательных путей. При внезапном появлении более тяжелых симптомов второй фазы рентгенологическое исследование грудной клетки может показать характерные изменения.

Лечения сибирской язвы

Антибиотики, такие как пенициллин, используются для лечения всех форм сибирской язвы. Однако, чтобы быть эффективным, лечение должно быть начато как можно скорее после воздействия инфекции. Как только симптомы начинаются, вероятность того, что лечение будет успешным, значительно снижается.


Антибиотик, известный как ципрофлоксацин (Ciprofloxacinum), был одобрен Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов (Food and Drug Administration, FDA, US FDA) в августе 2000 года для лечения людей, подвергшихся воздействию ингаляционной сибирской язвы. Тем не менее, ципрофлоксацин также должен быть принят вскоре после воздействия, и до того, как симптомы начнут проявляться, чтобы быть более эффективным в терапии.

Прогноз

Прогноз во многом определяется формой болезни. В целом прогноз является условно неблагоприятным и возможен летальный исход даже при адекватном и своевременном лечении. При отсутствии соответствующего лечения кожной формы летальность составляет 10-20%. При лёгочной форме заболевания в зависимости от штамма возбудителя летальность может превышать 90-95%, даже при соответствующем лечении. Кишечная форма — около 50%. Сибиреязвенный менингит — 90%.

Профилактика

Меры личной и общественной профилактики сибирской язвы:

Обеспечение полной регистрации сельскохозяйственных животных и вакцинации против сибирской язвы скота общественного и частного секторов. На угрожаемых по сибирской язве территориях (в хозяйствах, где имеются неблагополучные пункты), проводят плановую профилактическую иммунизацию коров, нетелей и телок случного возраста не зависимо от их принадлежности, а в неблагополучных пунктах — всех восприимчивых животных за исключением свиней.


В случае вынужденного убоя запрещается реализация мяса и других продуктов в пищу людям и для кормления животных без лабораторного исследования. Эта мера предусмотрена ветеринарно-санитарными правилами экспертизы мяса и мясных продуктов во всех случаях вынужденного убоя и на благополучных территориях по сибирской язве; Необходимо, прежде всего, помнить о тяжелых последствиях проведения вынужденного убоя больных животных без разрешения и участия специалистов ветеринарной службы и несанкционированной продажи и приобретения мяса и мясопродуктов в не установленных местах.

В неблагополучных по сибирской язве пунктах и на угрожаемых территориях требуется обязательное согласование с ветеринарной службой и учреждениями государственного санитарного надзора проведение агромелиоративных, строительных и других работ, связанных с выемкой и перемещением грунта.

Интересное

   

Источник: tvojajbolit.ru

Описание


Одним из наиболее страшных и опасных для всего человечества видов болезней является антракс. Иными словами, это сибирская язва. И в качестве носителей заразы выступают животные. Существует три варианта развития болезни: кишечное, легочное и кожное. Кожная форма заболевания относится к наиболее популярным. 
В наше время сибирская язва относится к редким болезням, которым подвержены люди, чья деятельность так или иначе связана с ведением фермерского хозяйства. 

Причины возникновения заболевания у человека

Как уже было сказано, болезнь передаётся через тактильный контакт с животным, среди которых доминантными переносчиками являются верблюды, свиньи, лошади и домашний рогатый скот (козы, овцы). Выражается появлением на коже угольно-чёрного струпа. Инфекция может попасть как при уходе за животным, так и при разделывании мяса. Взаимодействие с прочими продуктами животноводства, к которым относят шерсть, кожу и проч., также может привести к возникновению болезни. 
Выделяют две стадии сибирской язвы: 

  • Происходит поражение кожного покрова в месте проникновения спор и лимфатических узлов.
  • Происходит генерализация процесса. Наиболее тяжелая форма болезни, осложнению сибирской язвы подвержено всего 1-2% пациентов, зараженных сибирской язвой. 

Сибирская язва заразна или нет? 

Сибирская язва у детей и сибирская язва у взрослых протекает по-разному. Для того, чтобы предотвратить распространение болезни, необходимо ограничить контакт с больным животным (или целым стадом). Дело в том, что споры сибирской язвы могут находиться в почве до нескольких лет. Следовательно, заражение может произойти и без взаимодействия с больным животным: достаточно микротравмы на коже для того, чтобы споры антракса попали в организм человека и начали размножаться. 
Инкубационный период для сибирской язвы, как правило, не более 8 дней. Минимальный срок для инкубационного периода — до 24 часов. 

Лечение антракса

Сама по себе болезнь не заразна (если говорить о контакте пациента со здоровым человеком). Как и любое другое заболевание, сибирская язва у новорождённых и детей протекает на порядок спокойнее. 
Первый удар по болезни наносят антибиотики. Госпитализированным по отдельным боксам маленьким пациентам назначают местную терапию язв открытым способом. Хирургически вскрывать карбункул противопоказано. В противном случае велика вероятность наступления второй стадии сибирской язвы — генерализация процесса. 
Эпидемиологический режим в боксах с зараженными антраксом людьми строго соблюдается. Каждому пациенту выделяется чистая одежда, личная посуда и предметы гигиены. Каждая личная вещь обдаётся кипятком для соблюдения чистоты и предотвращения распространения заразы. Перевязочный материал после использования подвергается сжиганию. 

Сибирская язва: прогнозы

А прогноз летальных случаев на сегодняшний день таков: до 1% случаев от всех зараженных. Однако статистика по летальным исходам до внедрения в лечение антибиотиков значительно хуже — четверть от всех случаев среди заболевших антраксом. 

Профилактические действия для борьбы с сибирской язвой

В первую очередь, это добровольная вакцинация. Активная иммунизация особенно показана людям в возрасте от 14 до 60 лет включительно. Повторная ревакцинация возможна по прошествии 12 месяцев. 
Разумеется, профилактические мероприятия проводятся для ограничения контакта больных сибирской язвой животных (зараженных продуктов, почвы и т.п.) с людьми.

Источник: yellmed.ru

С точки зрения бактериологии

Bacillus antracis, или сибиреязвенная палочка, получила свое название от греческого слова anthrakos — «уголь» — из-за способности образовывать черные, похожие на угольки, струпья на коже. Это грамположительная спорообразующая бактерия (рис. 2), которая может существовать как в кислородной, так и в бескислородной средах [2]. Давайте разберемся, что это значит.

Грамположительные бактерии — те, что при окраске микроорганизмов по методу Грама приобретают темно-синий цвет и не обесцвечиваются при обработке спиртом. Такая окраска позволяет разделить бактерии по биохимическим свойствам: у грамположительных бактерий спирт вызывает сужение пор в пептидогликане (это полимер в стенках бактериальных клеток), за счет чего краска задерживается в клеточной стенке. Грамотрицательные бактерии, напротив, после воздействия спиртом утрачивают краситель из-за меньшего содержания пептидогликанов [4].

Что касается спор, эти особые формы бактериальных клеток служат для репродукции и/или переживания неблагоприятных условий, то есть хорошо сохраняются во внешней среде (важное свойство для биологического оружия). Они устойчивы к высоким температурам, радиации, высушиванию, действию растворителей и прочих губительных факторов. Более того, споры B. аnthracis могут переносить даже десятиминутное кипячение и сохраняются в почве десятки лет (что демонстрирует случай с островом Грюинард) [2]. В организме животного, которое имело несчастье пастись на такой земле, споры прорастают и вызывают сибирскую язву.

Что насчет патогенеза?

Патогенность B. аnthracis связана со способностью продуцировать токсины — отечный и летальный — и образовывать бактериальную капсулу.

Бактериальная капсула — это слизистая структура толщиной не более 0,2 мкм, прочно связанная с клеточной стенкой. Капсулы патогенных бактерий в основном состоят из полисахаридов, но могут содержать и полипептиды (например, капсулы сибиреязвенных бацилл состоят из D-полимеров глутаминовой кислоты). Бактериальная капсула защищает от неблагоприятных внешних условий, способствует адгезии («прилипанию») к поверхности клетки хозяина и препятствует фагоцитозу — поглощению бактерии специальными клетками-фагоцитами иммунной системы.

Патогенные свойства B. anthracis кодируются двумя плазмидами: pXO1 отвечает за биосинтез токсинов, а pXO2 кодирует компоненты капсулы. Обе плазмиды необходимы для полной вирулентности (способности к инфицированию), и потеря любой из них приводит к ослаблению штамма.

Однако вернемся к сибирской язве. Плазмида pXO1 кодирует три компонента сибиреязвенных токсинов (рис. 4). Фактор отека (EF) вызывает местную воспалительную реакцию — собственно, отек; протективный антиген (PA) обладает иммуногенным действием, то есть способностью вызывать иммунный ответ организма. И третий фактор — летальный (LF) — нарушает внутриклеточный синтез макромолекул, что приводит к некрозу и разрушению клеток, в первую очередь — макрофагов. Каждый из этих факторов по отдельности не обладает патогенным действием, но сочетание протективного и летального факторов образует летальный токсин, а протективного и отечного — отечный токсин [2], [9–11].

Как правило, бактериальные токсины представляют собой сложные белки, состоящие из нескольких доменов. В их числе: домен, участвующий в связывании рецептора клетки-хозяина; транслокационный домен, который служит для проникновения токсина в клетку; и домен, определяющий механизм токсического действия. В целом выделяют две группы токсинов: экзотоксины (обычно это обладающие антигенными свойствами белки, которые грамположительные бактерии продуцируют во внешнюю среду во время роста) и эндотоксины (комплексы липополисахаридов с белками, которые входят в состав клеточных стенок грамотрицательных бактерий и высвобождаются после их гибели). Поскольку B. anthracis — грамположительная бактерия, ее токсины относятся к первой группе — с приставкой «экзо-».

Виды сибирской язвы

Сибирская язва существует в четырех формах: кожная, желудочно-кишечная, легочная и инъекционная [2], [12], [13].

Кожная форма является самой распространенной и наименее опасной. Она возникает при проникновении бактерий через поврежденную кожу — порез или царапину — при контакте с больным животным или продуктами животного происхождения. В течение двух-трех дней после заражения на коже развивается папула (вид кожной сыпи), которая затем окружается кольцом из везикул (воспалительных элементов сыпи) и, наконец, высыхает. Обычно к 5–6 дню из нее образуется похожий на уголь черный карбункул: он безболезнен и окружен отеком (рис. 5). Без лечения до 20% людей с кожной сибирской язвой погибает от сепсиса, однако при правильном лечении выживают почти все пациенты.

Желудочно-кишечная сибирская язва проявляется при употреблении в пищу сырого или недоваренного мяса зараженного животного. Инфекция так же развивается в течение недели. Характерный карбункул чаще всего встречается на стенке терминальной подвздошной или слепой кишки, однако могут быть поражены и ротоглотка, желудок, двенадцатиперстная кишка и верхняя подвздошная кишка. Желудочно-кишечная сибирская язва имеет две клинические формы: брюшную и пищеводную. При брюшной форме начальные симптомы — тошнота, рвота и лихорадка. По мере прогрессирования заболевания возникают сильные боли в животе, кровоизлияние и диарея с кровью, за которыми следуют сепсис и смерть. Все это — результат тяжелого и широко распространяющегося некроза начального отдела кишечника. При пищеводной форме сибирской язвы симптомы включают боль в горле, нарушение глотания, лихорадку, увеличение лимфоузлов в области шеи и отечность. Из-за таких неспецифических проявлений трудно поставить верный диагноз, что приводит к высокой смертности: умирает более половины пациентов. Однако при правильном лечении выживаемость может достигать 60%.

Самая смертоносная форма сибирской язвы — легочная: она возникает при вдыхании спор В. anthracis. Болезнь начинается коварно — с похожих на грипп симптомов: легкой температуры, усталости, недомогания, боли в мышцах и непродуктивного кашля. Начальная стадия длится около 48 часов, после чего резко сменяется развитием острой фазы. Появляются сильная одышка, тахикардия, учащенное свистящее дыхание, влажные хрипы, лихорадка и посинение кожи (цианоз). В конечном итоге пульс становится очень быстрым и слабым, одышка и цианоз прогрессируют, затем быстро наступают кома и смерть. Без лечения выживает только 10–15% пациентов, однако при агрессивном лечении выживаемость может повышаться и до 55%.

Не так давно была обнаружена новая, инъекционная, форма сибирской язвы в среде героиновых наркоманов. Ее симптомы иногда напоминают кожную форму, однако инфекция в этом случае локализуется глубоко под кожей или в мышце — в зависимости от того, куда была сделана инъекция.

Ни одна из форм сибирской язвы не заразна. Это означает, что болезнь не передается от человека к человеку, как простуда или грипп, — инфицирование может происходить только одним из означенных выше способов [13].

Вскрытие покажет

При вскрытии умерших от сибирской язвы можно обнаружить увеличенную селезенку: она дряблая, на разрезе почти черная, в мазках с ее поверхности находят огромное количество сибиреязвенных палочек [14]. Особое внимание следует обратить на мозг умершего: мягкие мозговые оболочки отечны, пропитаны кровью и имеют темно-красный цвет — так называемая шапочка кардинала. Именно по этому признаку во время эпидемии в Свердловске одна из врачей «вычислила» сибирскую язву [3]. Под микроскопом наблюдается воспаление оболочек и тканей головного мозга, а также разрывы мелких сосудов и скопление множества сибиреязвенных микробов [14].

Лечение и профилактика

Для лечения всех форм сибирской язвы ВОЗ рекомендует интенсивную поддерживающую терапию и антибиотикотерапию. В качестве антибиотика, как правило, выступает знаменитый пенициллин. В тяжелых случаях его комбинируют со фторхинолонами (ципрофлоксацином или левофлоксацином) или макролидами (клиндамицином или кларитромицином). Также могут использоваться и другие антибиотики широкого спектра. При заражении самой опасной, легочной, формой сибирской язвы в ход идет тяжелая артиллерия: гемодинамическая поддержка, искусственная вентиляция легких, назначение кортикостероидов. Очень важно начать своевременное лечение, чтобы уничтожить бактерии раньше, чем их токсины попадут в кровоток [15].

У пациентов с подозрением на системное поражение организма к антимикробной терапии добавляется прием антитоксинов [15]. Это препараты антител, которые изготавливают из сыворотки крови лошадей: животных перед этим иммунизируют соответствующими анатоксинами (препаратами, изготовленными из токсинов) — эти «обезвреженные» вещества уже не могут отравлять организм, но по-прежнему вызывают выработку антител, которые и нужны для борьбы с болезнью. Для получения анатоксина токсин выдерживают в теплом растворе формалина при температуре 39–40 °C в течение 3–4 недель [16].

Также при лечении сибирской язвы используют человеческие моноклональные (происходящие от одной клетки-предшественницы) антитела: раксибакумаб и обилтоксаксимаб. Оба препарата связывают протективный антиген (PA), в результате чего нейтрализуются оба сибиреязвенных токсина. Это происходит из-за того, что PA играет ключевую роль в сборке токсинов и поражении клеток-мишеней. Препараты рекомендованы для лечения легочной формы сибирской язвы в сочетании с антибактериальной терапией [17], [18].

Лечение сибирской язвы проводится в течение 3–7 дней при неосложненной кожной форме и 10–14 дней — при системной инфекции, которая охватывает весь организм. Если заболевание — результат биотерроризма, длительность лечения, по рекомендациям ВОЗ, может возрастать до 60 дней. В таком случае назначают ципрофлоксацин или доксициклин с тремя дозами вакцины против сибирской язвы (или же без нее) [15].

Почему различаются курсы лечения инфекций, возникших естественным путем и вызванных искусственно? Дело в том, что искусственные инфекционные болезни обладают самостоятельными клиническими аспектами, этиологией и эпидемиологией. Для заражения злоумышленники могут использовать усовершенствованные штаммы микроорганизмов: с повышенной вирулентностью, устойчивостью к отдельным лекарствам и способностью преодолевать иммунитет, возникший в результате вакцинации. О том, что заболевание вызвано воздействием биологического оружия, могут говорить невозможные эпидемиология и клиническая форма болезни. Проще говоря, можно заподозрить биотерроризм, если в природе не существует условий для развития данного эпидемического процесса, либо подобной клинической картины не наблюдается при естественном заражении. Например, существует патология мелкодисперсного аэрозоля: поражение глубоких отделов легких, вызванное проникновением инфекционных агентов размером менее 5 мкм. Эту патологию может вызвать только целенаправленное распыление биологических частиц из аэрозоля с дисперсной фазой 1–5 мкм [19].

Против сибирской язвы существуют и вакцины (см. табл.).

Таблица. Вакцины против сибирской язвы. Источник: [20].
Вакцина Страна Год выпуска Состав Действие
Вакцина сибиреязвенная живая сухая СТИ-1 СССР 1940 Штамм B. anthracis СТИ-1 Вакцина не вызывает развития инфекции, но сохраняет иммуногенные свойства, то есть способствует выработке антител против сибирской язвы.
Вакцина сибиреязвенная комбинированная сухая для подкожного применения Россия 2008 Споры вакцинного штамма B. anthracis СТИ-1 и культурального фильтрата штамма B. anthracis 55, адсорбированного на геле гидроксиалюминия. Содержит протективный антиген (PA). Вызывает формирование специфического иммунитета.
Вакцина AVP (Anthrax Vaccine Precipitated — «осажденная вакцина против сибирской язвы») Великобритания 1979 Протективный антиген получают из культурального фильтрата авирулентного (неспособного вызвать заболевание) штамма B. anthracis Sterne 34F2. Вакцина содержит более 30% LF (летального фактора). Также в состав входят белки S-слоя (слоя, выстилающий поверхность клеточной оболочки у многих прокариот). Белки — дополнительные иммуногенные факторы. Специфическая резистентность определяется совокупным действием PA, LF и белков S-слоя.
Вакцина AVA (Anthrax Vaccine Adsorbed — «адсорбированная вакцина против сибирской язвы»), BioThrax США 1970 Штамм B. anthracis V770-NR1-R. Основной компонент вакцины — протективный антиген. Формирует иммунитет к сибирской язве за счет выработки антител.
Anthrasil Канада 2015 Изготавливается из плазмы крови добровольцев, привитых от сибирской язвы вакциной AVA. Подходит для лечения легочной формы сибирской язвы в составе комплексной антибактериальной терапии.
Экспериментальная вакцина NuThrax (препарат AV-7909) США 2014 AVA + CpG 7909 (CpG — короткие одноцепочечные синтетические молекулы ДНК, которые содержат цитозин (C) и гуанин (G). Буквой p обозначается фосфодиэфирная связь между нуклеотидами) Цитозин–гуанин олигодезоксинуклеотиды (CpG-ODN) взаимодействуют со структурами врожденного иммунитета — толл-подобными рецепторами 9 типа (это мембранные белки, которые обеспечивают функционирование врожденного иммунитета) и существенно повышают уровень иммунного ответа.

Несмотря на уже существующие вакцины, разрабатывают и новые — с расчетом на то, что они окажутся более безопасными и эффективными [21]. Однако ни одной вакцины нет в свободном доступе, и ВОЗ рекомендует их только для групп риска — людей, чья деятельность связана с высоким риском инфицирования: ветеринарам, некоторым лабораторным работникам и военнослужащим. Например, с 2015 года вакцину получают сотрудники Министерства обороны США и члены их семей [15].

Идеальное биологическое оружие?

Все микроорганизмы, являющиеся потенциальным бактериологическим оружием, Центр по контролю заболеваний США разделил на три категории: «А», «В» и «С». Категория «А» — наиболее приоритетные заболевания, «В» — умеренно приоритетные, «С» — новые патогены. Сибирская язва относится к группе «А»: такие болезни объединяет высокая заболеваемость и смертность, серьезное воздействие на систему здравоохранения, а также угроза национальной безопасности. Усугубляет ситуацию и то, что возбудители данных болезней относительно просты в приготовлении (культивируются на питательных средах, состоящих из дешевых и недефицитных ингредиентов) и легко рассеиваются в окружающей среде. Помимо сибирской язвы, в этом списке находятся бубонная чума [24], оспа, ботулизм, туляремия и вирусные геморрагические лихорадки [22].

Если сравнить, скажем, B. anthracis и Y. pestis — возбудителя чумы — то окажется, что B. anthracis обладает некоторыми преимуществами — разумеется, в качестве биологического оружия. Так, мы уже говорили о том, что возбудитель сибирской язвы крайне устойчив во внешней среде и может храниться в почве десятилетиями. По сравнению с ним, Y. pestis обладает небольшой устойчивостью: при низкой температуре чумная палочка сохраняется в почве до 28 суток, при высокой — быстро погибает. В выделениях больных людей и животных Y. pestis может сохраняться довольно продолжительное время (что, опять же, зависит от температуры и наличия других бактерий), но обычно не больше месяца. В крови больных животных возбудитель чумы сохраняется до 260 суток, а в замороженных человеческих трупах — 4–5 месяцев [23]. В отличие от B. anthracis, Y. pestis не образует споры.

Clostridium botulinum, возбудитель ботулизма, во многом похож на B. anthracis: это тоже грамположительная спорообразующая бактерия, обитающая в почве. В чем-то C. botulinum даже более устойчив: он выдерживает кипячение до 6 часов, тогда как B. anthracis — только 10 минут. Ботулинический токсин — самый сильный из всех биологических ядов, однако для его продуцирования нужны строго анаэробные условия, а возбудитель сибирской язвы может существовать в любой среде [8].

Словом, можно сказать, что сибирская язва — идеальное биологическое оружие, но далеко не единственное, и другие болезни из категории «А» — ее достойные конкуренты.

Людям известно множество способов уничтожения себе подобных, но биологическое оружие, вероятно, является самым непредсказуемым из всех. Огромный потенциал массового поражения и неосуществимость контроля — вот что делает его таким опасным. Искусственная эпидемия очень просто может поражать как «чужих», так и «своих». К сожалению, предотвратить акт биологического терроризма крайне трудно, а зачастую и невозможно, но вот смягчить последствия вполне реально. Здесь на помощь приходит вечный спутник эпидемий — карантин. И, разумеется, лечение, о котором уже было сказано ранее. Только быстрое и точное реагирование со стороны системы здравоохранения и правоохранительных органов может уменьшить вред, нанесенный биологическим оружием — в том случае, если общество столкнется с ним вновь.

Источник: biomolecula.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.